Эльвира Агурбаш: давайте поддержим Вадима Ванеева и Евродон!

Эльвира Агурбаш:

Прошу репост этой статьи, друзья:

Глава ассоциации по правовой защите и поддержке поставщиков торговых сетей «СПОТОС» Э.Агурбаш: «Евродон» сегодня – лакмусовая бумага доверия бизнеса к государству»

Одно из крупнейших российских агропромышленных предприятий по производству утки и индейки ГК «Евродон» с 2016 года трижды столкнулось со вспышками гриппа птиц. Из-за вируса компания была вынуждена избавиться от части поголовья и понесла более 2 млрд рублей убытков.

В августе 2018 года компания не смогла провести очередной платеж по кредиту «ВЭБ капитала». Тогда же стало известно, что ситуацию на предприятиях «Евродона» изучает мониторинговая группа кредитора, который владеет 74% акций группы компаний. Сейчас ВЭБ настаивает на отстранении от руководства компанией ее основателя Вадима Ванеева, объясняя свое решение неэффективным управлением, убытками и просроченными обязательствами «Евродона» по кредитам. Сам В.Ванеев называет происходящее очередной попыткой отъема бизнеса.

Глава ассоциации по правовой защите и поддержке поставщиков торговых сетей «СПОТОС» и первый вице-президент агропромышленного комплекса «Мортадель» Эльвира Агурбаш рассказала «Интерфаксу», почему происходящее с «Евродоном» показательно для российских сельхозпроизводителей.

– Эльвира Калметовна, почему Вас заинтересовало происходящее в «Евродоне»?

– «Евродон» является агропромышленным комплексом, как и компания, которой руковожу я (ООО «Фирма» Мортадель» — ИФ), разница лишь в масштабах. Понять реальное положение дел, причины и следствия могут только люди из реального сектора экономики. Ситуация с «Евродоном» характерна в той или иной мере для больших и малых сельхозпроизводителей и перерабатывающих предприятий, которые взяли кредит в банках.

– Но в случае с «Евродоном» речь идет не об обычном кредите, а о субсидированном государством кредите. По существу льготном.

– По форме он льготный, а по существу сельхозпроизводители с достаточно долгим циклом производства не имеют прибыли, которая позволила бы обслуживать и выплачивать даже субсидированный кредит. Так как тело и проценты по кредиту должны выплачиваться из прибыли, а прибыли нет, то производители платят по кредиту за счет себестоимости продукта и налогов. Поэтому предприятия имеют задолженности перед бюджетом и поставщиками, долги по заработным платам, по коммунальным платежами. Одним словом деньги за кредиты, включая субсидированные, предприятия погашают за счет уменьшения оборотного капитала. И когда оборотный капитал приближается к опасной черте, которая не позволяет выполнять производственные функции, предприятие останавливается, что и произошло с «Евродоном», и происходит с другими предприятиями. А все потому, что график погашения кредитов составляется банками без учета особенностей отрасли, которая включает в себя турбулентность сбыта, нестабильность курса валюты и другие факторы.

– Но продовольствие всегда было гарантировано сбытом и, соответственно, прибылью.

– Сельскохозяйственная отрасль относительно низкодоходна, цикл производства и оборот капитала очень длителен в отличие, скажем, от торговли или сферы услуг. Вместе с тем производство продовольствия и продовольственная самодостаточность – стратегическая основа безопасности любого государства. Поэтому в США, большинстве стран Евросоюза крестьянство получает дотации не только в виде беспроцентных займов, но и прямыми финансовыми вливаниями. В этом, кстати, причина того, что наша продукция не всегда конкурентна на внутреннем рынке по сравнению с зарубежными аналогами.

Кредиты для агропромышленных компаний должны быть длинными от 10 лет до полного закрытия и учитывать климатические, ветеринарные, селекционные, генетические, биологические особенности растений и животных. И государство обязано защищать тех, кто обеспечивает продовольственную безопасность страны.

Ресурсов в стране хватает: по последним статистическим данным неиспользуемые остатки средств на бюджетных счетах вместе с профицитом госбюджета возросли до 9 трлн рублей. Даже десятая часть этих ресурсов способна обеспечить рывок в сельхозпроизводстве, который приведет к полной продовольственной независимости страны. Такой шаг – гарантия того, что задачи, сформулированные на ближайшие шесть лет в майских указах президента (например, повысить реальный уровень доходов населения и увеличить рождаемость и продолжительность жизни), будут выполнены.

– Как Вы считаете, много предприятий продолжают свою хозяйственную деятельность после того, как переходят в активы банка за долги?

– Наверняка в проблемном портфеле банков и на балансе простаивает огромное количество предприятий, забранных за долги и не осуществляющих деятельность, а соответственно не дающих налоги в бюджет, заработную плату и конечный продукт.

В случае с «Евродоном» с середины 2017 года 74% доли принадлежит ВЭБу. То есть все сделки и операционная деятельность согласовывалась с мониторинговой группой банка, тем не менее, «Евродон» просрочил платежи по кредиту. Другими словами, созданный банком график погашения кредита не подошел самому банку.

«Евродон» сегодня – лакмусовая бумага доверия бизнеса государству. Весь бизнес сегодня наблюдает за ситуацией с компанией, потому что речь идет об отношении к собственности, к инвестиционному климату в стране. Не станет ли это системой отъема собственности? И здесь проблема гораздо шире, чем отдельно взятое производство.

http://interfax-russia.ru/exclusives.asp?id=968676

Подписывайтесь:  https://www.facebook.com/profile.php?id=100002129846591 
Также подписывайтесь на мой Инстаграмм, Твиттер и Ютуб:
https://www.instagram.com/elvira_agurbash/
https://twitter.com/Elvira_Agurbash