Я стала старше на жизнь…

Эльвира Агурбаш:

Этому интервью чуть больше года, с тех пор я стала старше на жизнь … » никогда не сдавайтесь , никогда не уступайте, никогда, никогда, никогда и ни в чем — ни в большом , ни в малом , ни в великом, ни в мелком, — никогда не уступайте ничему, кроме своей чести и здравого смысла » Уинстон Черчиль,

«Когда мои дети вырастут и спросят меня, в какую сферу пойти, ни за что не посоветую идти в предприниматели»

Вице-президент агрокомплекса «Мортадель» Эльвира Агурбаш объясняет, зачем надо продолжать заниматься бизнесом, даже если все так плохо

Кого винить в стабильно ухудшающемся состоянии малого и среднего бизнеса в России: банки, засилье сетевого ретейла или народ? Почему предпринимательство сегодня — это самый неблагодарный труд? Насколько заметно сократилась доля МСБ и как приходится выживать оставшимся предпринимателям? На эти и многие другие вопросы в своей авторской колонке, написанной для «Реального времени», ответила вице-президент агропромышленного комплекса «Мортадель» Эльвира Агурбаш.

«ЧЕМУ УДИВЛЯТЬСЯ, ЕСЛИ КРУПНЫЕ БАНКИ БЕЗ СТЕСНЕНИЯ ЗАЯВЛЯЮТ О ТОМ, ЧТО ИМ НЕВЫГОДНО КРЕДИТОВАТЬ МСБ?»

Малый и средний бизнес в России — это исчезающий вид, который пора вносить в Красную книгу. На этом фоне крупный бизнес сегодня имеет огромные лоббистские финансовые возможности и с каждым днем все больше вытесняет и притесняет МСБ. Наш агропромышленный комплекс как раз относится к сегменту среднего бизнеса, и в качестве подтверждения своих слов о тяжелом положении МСБ, я могу привести актуальные для нас цифры: буквально в 2011—2012 годах доля малого бизнеса у нас составляла 60% в сбыте, сейчас этих ИП осталось, может быть, 10%-12%. Все остальные закрылись — они уничтожены, рынка сбыта нет.

Банковская система дает максимально невыгодные условия для бизнеса — слишком высокая процентная ставка, тяжелые условия залогового обеспечения. Другой наболевший вопрос — кредитное субсидирование, которым раньше пользовался бизнес. Согласно новым условиям, субсидированный кредит для сельхозпроизводителя выдают только два-три крупных банка, причем необходимые средства выдаются ограниченному числу производителей. Те, кто понадеялся на поддержку и уже вложил кредит в стоимость своего продукта, остались за бортом. Помимо этого, несмотря на тяжелую кризисную ситуацию, с предпринимателей порой запрашивают залоговые обеспечения, превышающие саму сумму кредита. Почему залоговое обеспечение превышает сумму кредита в 5—6 раз? Следующий вопрос в том, почему банки не дают реструктурировать кредит, если экономическая ситуация в стране резко ухудшилась, а платежеспособность населения и уровень потребления продукции сократились? Реструктуризация позволила бы бизнесу вовремя платить налоги государству и зарплату своим сотрудникам. Хотя, чему удивляться, если крупные банки сегодня без стеснения заявляют о том, что им невыгодно кредитовать малый и средний бизнес.

Мы ежемесячно оплачиваем 60—70% фактического потребления электроэнергии в виде предоплаты, хотя затраты на энергоносители, заложенные в себестоимость продукции, отгружаются в торговые сети с отсрочкой платежа в 30—40 дней. Почему мы должны платить за свет и газ наперед?

«Когда ко мне приходят люди и просят: «Пожалуйста, не увольняйте нас, лучше сократите зарплату», а инспекция по труду говорит: «Вы нам портите статистику — лучше увольте», — то о чем вообще можно говорить?» Фото mortadel.ru

Другая проблема кроется в налоге на имущество. Некоторые предприятия на сегодняшний день загружены всего на 20—40%. Площади стоят без дела и не используются — они законсервированы, в них отключены все коммуникации, они не приносят дополнительных денег и не окупают себя. Однако налоговая система предпочитает не учитывать то, насколько загружено предприятие. Почему предприятия платят налог за здания, которые не участвуют в производстве продукции? Будь все иначе, я могла бы направить эти деньги на развитие. На то, чтобы не увольнять своих людей.

«Я НИ ЗА ЧТО НЕ ПОСОВЕТУЮ СВОИМ ДЕТЯМ ИДТИ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ — Я НЕ ХОЧУ ДЛЯ НИХ ТАКОЙ СУДЬБЫ»

Когда мои дети вырастут и спросят меня о том, в какую сферу им стоит пойти, то я ни за что не посоветую им идти в предприниматели — я не хочу для них такой судьбы. Я нахожусь на работе с 8.00 до 20.00, 24 часа в сутки я работаю по телефону, каждый день я думаю о том, где мне взять деньги на налоги, на корма, на зарплаты, на свет, на газ и на сырье.

Я не хожу в отпуск, потому что понимаю, что сегодня я не могу оставить предприятие — мне нужно постоянно здесь находиться. Наш собственник не получает дивиденды, потому что все заработанные деньги мы пытаемся пустить в развитие. Я не веду праздный образ жизни — в выходные дни я просто стараюсь общаться с меньшим количеством людей, чтобы сохранить свою энергию, и в понедельник с новыми силами идти и выживать, бороться дальше.

Когда ко мне приходят люди и просят: «Пожалуйста, не увольняйте нас, лучше сократите зарплату», а инспекция по труду говорит: «Вы нам портите статистику — лучше увольте», — то о чем вообще можно говорить? Я не хочу такой жизни ни друзьям, ни детям — никому. Сегодня самая неблагодарная профессия — это предпринимательство, малый и средний бизнес. Вы спросите: «Если все так плохо, то зачем продолжать?». Все дело в том, что я вложила в эту работу свою жизнь, и поэтому сейчас я борюсь и пытаюсь выстоять.

Когда я говорю о том, что мы выживаем, — я действительно имею это в виду. Когда кто-то говорит мне, что на самом деле все в полном порядке и у нас просто плохой маркетинг или менеджмент — это полнейшая ерунда. Знаете ли вы, что сейчас в открытую выставляются условия и конкретные цифры того, сколько будет стоить ваше присутствие на полке магазина? И до этого никому нет дела, потому что, если вы заявите об этом, вас выкинут из всех сетей в секунды.

«Знаете ли вы, что сейчас в открытую выставляются условия и конкретные цифры того, сколько будет стоить ваше присутствие на полке магазина?» Фото agroprodmash.unipack.ru

КОНСОЛИДАЦИЯ В СФЕРЕ СЕТЕВОГО РЕТЕЙЛА КАК УДАР ПО МСБ

Одной из причин упадка малого и среднего бизнеса в нашей стране называют усиление крупного сетевого ретейла, и я не могу с этим не согласиться. Возьмем к примеру Пушкинский район (Московская область, — прим. ред.): несколько лет назад туда пришла торговая сеть — крупный гипермаркет, после чего все находящиеся рядом маленькие магазинчики вымерли. Затем пришел второй гипермаркет, и вымерло все оставшееся. Теперь давайте подумаем над тем, куда пойдет прибыль от этих двух гипермаркетов. Она пойдет в карман двум людям — двум владельцам. А раньше сотня маленьких магазинов давала возможность развития бизнеса для 200 предпринимателей.

Зайдем с другой стороны и представим, что завтра ко мне одновременно обратятся крупный ретейл и малый ИП, у которого есть два магазина. Я прекрасно осознаю, что основной сбыт, 60%, мне даст именно крупный ритейл, в то время как малый предприниматель, при всем желании, составит около 5%. Конечно, я буду вынуждена пойти к крупному ретейлу, который поставит следующие условия: если хочешь, чтобы у тебя забрали 100 тонн, то ты даешь скидку 40%. И я понимаю, что у меня есть только один выбор — я даю скидку себе в убыток для того, чтобы получить элементарную денежную массу и выжить. А раньше таких магазинов и ИП были сотни, и я знала, что если я отгружу товар 200 магазинам, то они, в общей сложности, дадут мне необходимый объем.

Замечу, что сегодня у всех крупных ретейлов одни и те же условия. Они имеют разные названия только для государства — для нас это одно и то же лицо.

ВИНОВАТЫ ЛИ КРИЗИСЫ И ОТЗЫВЫ БАНКОВСКИХ ЛИЦЕНЗИЙ?

Достаточно долгое время меня не покидает ощущение, что кто-то взял все деньги в нашей стране, открыл форточку и выкинул их туда. Появилось это ощущение от того, что сегодня у абсолютно всех предприятий, производителей и вообще бизнеса не хватает оборотных средств. Многие говорят, что ни в коем случае нельзя допускать дополнительной печати денег, однако я думаю, что нам просто необходимо это сделать. Поставщики, которые раньше могли дать мне что-то в долг, сегодня задыхаются. Они требуют деньги у меня, я требую деньги у своих должников — мы все дружно чахнем, и с каждым днем все четче осознаем, что наши ряды стремительно редеют.

«Я не доверяю банкам. Банки процветают, пока наши производители и весь бизнес медленно гаснут. Разве это нормальная экономика, когда у одного зашкаливает прибыль, а другие гибнут?» Фото news.tut.by

Скажите, разве может государственный банк провести аферу и вывести деньги за рубеж? Ответ очевиден — нет, никогда. Сей факт наталкивает меня на следующую мысль: нужно сократить количество банков на территории России, а те банки, которые на сегодняшний день диктуют всем свои условия и занимают монополистическое положение на рынке — национализировать.

Я не доверяю банкам. Банки процветают, пока наши производители и весь бизнес медленно гаснут. Разве это нормальная экономика, когда у одного зашкаливает прибыль, а другие гибнут? Мы — 100% российские предприятия, у нас нет офшорных счетов, мы не уезжаем жить за рубеж, а лично мои дети будут учиться здесь — в России. Я не могу понять, почему к тем людям, которые остаются на этой земле и будут здесь работать и учиться, такое отношение.

«ЛЮДИ, КОТОРЫЕ РАНЬШЕ ИМЕЛИ НЕСКОЛЬКО МАГАЗИНОВ, СЕГОДНЯ ИДУТ ПОДРАБАТЫВАТЬ ГРУЗЧИКОМ, ЧТОБЫ ЗАРАБОТАТЬ»

Я ни в коем случае не могу обвинить наших людей в инертности и поставить их в один ряд с другими причинами, по которым состояние МСБ в России стабильно ухудшается. У нас нормальный, трудолюбивый народ. Просто мы устали.

Да, это элементарная усталость, когда ты стучишься, бьешься, просишь о помощи, но видишь лишь бездействие и равнодушие чиновников. Когда людей оставляют один на один с беззаконием крупного ретейла и банковской системы, в какой-то момент они не выдерживают и уходят. Малый и средний бизнес не чувствует поддержки от глав районов, областей, регионов, а также отраслей и министерств. При этом государство, когда бизнес пытается привлечь его в качестве регулятора, отвечает, что не будет вмешиваться в спор двух хозяйствующих субъектов, хотя отношения уже давно вышли за эти рамки. Все это привело к тому, что сегодня те владельцы, которые раньше имели несколько магазинов, идут подрабатывать грузчиком, чтобы заработать деньги.

Люди у нас абсолютно нормальные, их просто нужно правильно направить. Но пока я не вижу никаких послаблений, никакой заботы, никакой благодатной почвы для развития среднего и малого бизнеса.

«Контроль над малым бизнесом не должен быть таким, как над крупным. Не надо его так проверять, дергать и лазать по его карманам — дайте ему «пустить корни» или органично перейти из одной отрасли в другую». Фото .miasskiy.ru

Нам жизненно необходимо упростить торговлю. Мне сразу вспоминается упрощенная система получения патента, действовавшая в 90-е и 00-е годы. Пусть люди сегодня точно так же смогут заработать свой первоначальный капитал. После этого кто-то сможет пойти в ретейл, а кто-то в производство. Люди сами заработают те деньги, которые они смогут пустить в свое развитие.

И не надо так жестоко контролировать малый бизнес — не стоит напускать на него такое количество проверок. Контроль над малым бизнесом не должен быть таким, как над крупным. Не надо его так проверять, дергать и лазать по его карманам — дайте ему «пустить корни» или органично перейти из одной отрасли в другую.

Эльвира Агурбаш
Источник : https://m.realnoevremya.ru/articles/63681-elvira-agurbash-o-sudbe-malogo-i-srednego-biznesa-v-rf

Это моя страница на Фейсбуке . На ней я каждый день стараюсь отвечать на Ваши вопросы.
Подписывайтесь:  https://www.facebook.com/profile.php?id=100002129846591 

#ЭльвираАгурбаш #Мортадель